Стая уходит в небо

1

В три часа ночи даже в собачьих вольерах обычно тихо и спокойно. Однако сегодня не тот случай. 40 питомцев испуганы, возбуждены и растеряны. Переезд на новое место жительства дался им нелегко.

Фрида инстинктивно запахнула воротник своей безразмерно-огромной шерстяной кофты. Декабрь в Рочестере не лучшее время года. Непредсказуемый, бесконечно холодный и промозгло влажный переменчивый ветер с берегов реки Дженеси победоносно просачивался через малейшие просветы, щели и трещинки в стенах новых корпусов университетской медицинской школы.

Завтра, вернее уже сегодня, они встретятся. Фрида Робсхейт-Роббинс привыкла. 5 лет она путешествует вслед за своим научным руководителем. Вот и в этот раз, получив от Джорджа Уиппла  очередное «географически сменное» предложение о работе в только что созданном исследовательском центре Университета Рочестера, девушка думала недолго. «Недолго» в ее случае заняло менее 5 секунд. Теперь она и 40 хвостатых будущих объектов экспериментов — жители  штата Нью-Йорк. Шёл 1922 год.

Сегодня мы с вами знаем, что только век мировой промышленной революции дал учёным эффективные инструменты изучения различных заболеваний. Главное: многие патологические состояния человека можно смоделировать на животных. Это означало, что появились реальные шансы найти причины, понять механизмы, а, следовательно, создать средства, которые бы излечивали тот или иной людской недуг.

До начала XX века мир анемий был прекрасен и, одновременно, ужасен в своей масштабности, часто смертелен, при этом практически неизведан. Однако картина анемии как царицы гематологического мира постепенно вырисовывалась. Во многом благодаря «помощи» братьев наших меньших — собак. 

Итак, Рочестер. Университетская лаборатория.

Джордж Уиппл и Фрида Робсхейт-Роббинс специально для своих экспериментов выводят bullmation — бульматинцев — метисов далматинцев с бульдогами. Эти спокойные, предсказуемые, неагрессивные, ласковые и мускулистые маленькие «электростанции» были очень похожи друг на друга по внешнему виду. Унифицированная для научных исследований собака.

В течение всей их небольшой (5-8 лет) жизни  животным регулярно делали кровопускания, чтобы удерживать уровень гемоглобина примерно на 40-45% от нормального. При этом кормили базовой диетой, достаточной для поддержания веса и здоровья, однако такой рацион вызывал повышение гемоглобина только на 1-3 г\л в неделю.

Так появилась «стандартизированная анемичная собака» (официальный научный термин), на которой тестировали длинный список продуктов животного и растительного происхождения.

В 1925 году исследователи опубликовали первую из 18 статей серии «Регенерация крови при тяжелых анемиях». За короткий период времени было установлено, что животные продукты, особенно говяжье сердце и вырезка (мышцы!) были гораздо эффективнее, чем «лекарственные средства» растительного происхождения, и что уровень собачьего гемоглобина можно полностью контролировать диетой.

Затем натуральные продукты отправляли в печь и некоторым собакам скармливали уже неорганическую золу, которая получалась в процессе горения еды (прообраз современных БАДов 👀). Постепенно становилось ясно,  что эффективность действия различных пищевых добавок примерно соответствовала содержанию в них железа. Тем не менее, если давали исключительно соли железа, то впечатляющих результатов, как на натуральных продуктах и их «пепле», не получалось.

Джордж Уиппл  (George Hoyt Whipple) — американский врач, патолог и биомедицинский исследователь в 1934 году совместно с Джорджем Майнотом и Уильямом Мерфи (учёные, которые, следуя логике развития нашей Энциклопедии, достойны отдельной главы-истории) стали лауреатами Нобелевской премии по физиологии и медицине.

Помимо значимых практических выводов о природе анемии, возникающей как следствие потери крови, эксперименты Уиппла и Робсхейт-Роббинс были исключительно хорошо спланированы и выполнены с безукоризненной точностью. Поэтому результаты претендовали на абсолютную надежность. Медицина обретала черты настоящей науки! Именно эти опыты послужили Майноту и Мерфи (параллельно им ещё и Люси Уиллс) почвой для идеи о том, что можно взять схему подобных испытаний за основу при изучении анемии совершенно другого типа — пернициозной.

***

Считается, что мир кардинально быстро меняют войны, природные и техногенные катастрофы. Однако, на самом деле его трансформируют «мелочи» и самоотверженность отдельных людей.

Фрида Робcхейт-Роббинс (Frieda Robsheit-Robbins) не получила Нобелевскую премию. Из 23 статей, которые цитировал Джордж Уиппл в своей благодарственной речи на церемонии награждения, Фрида была соавтором 10. К чести Уиппла он разделил с ней денежное вознаграждение. Слава прошла мимо неё, а так же мимо тех 40 «стандартизированных анемичных собак», которые своими маленькими экспериментальными жизнями спасли миллионы человеческих.

P.S. В 2002 году журнал Discover включил Фриду Робсхейт-Роббинс в число самых важных женщин в науке.

А мы с вами просто будем знать и помнить о том, что когда-то Арчи, Оскар, Бадди, Тобби, Тедди, Чарли, Рокси, Милли, Молли и другие стаей ушли в небо. С честью и огромным собачьим достоинством.